onli-films.at.ua
Среда, 21.08.2019, 15:10
» Меню сайта
» Правознавство
1.ПРИНЦИПИ І МЕТОДИ ДІЯЛЬНОСТІ ОРГАНІВ МІСЦЕВОГО САМОВРЯДУВАННЯ

2.НОТАРІАТ В УКРАЇНІ

3.КОНСТИТУЦІЙНЕ ПРАВО УКРАЇНИ

4.КРИМІНАЛІСТИКА

5.ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ И ПРАВОВЫХ УЧЕНИЙ

6."МАЛА" СУДОВА РЕФОРМА В УКРАЇНІ

7.ОБЩАЯ И КРИМИНАЛЬНАЯ СЕКСОЛОГИЯ

8.ЮРИДИЧНА ДЕОНТОЛОГІЯ

9.АНГЛІЙСЬКА МОВА ДЛЯ ЮРИСТІВ ENGLISH FOR LAW STUDENTS

10.СЛОВНИЧОК ЮРИДИЧНИХ ТЕРМІНІВ

11.КРИМІНОЛОГІЯ

12.ЖИТЛОВЕ ПРАВО УКРАЇНИ

13.СУДОВА РЕФОРМА В УКРАЇНІ: СТАН І ПЕРСПЕКТИВИ

14.ТЕОРІЯ ДЕРЖАВИ І ПРАВА

15.ЮРИДИЧНА ДЕОНТОЛОГІЯ

16.МІЖНАРОДНЕ ПРИВАТНЕ ПРАВО

17.ЗАКОН УКРАЇНИ Про місцеве самоврядування в Україні

18.ТРУДОВІ СПОРИ

4.6. Изнасилование
Изнасилование — самое распространенное сексуальное преступ­ление. Оно составляет около 90 % всех сексуальных преступлений. И это при том, что количество зарегистрированных изнасилований является лишь верхушкой айсберга из всех совершенных. К основ­ным причинам незаявления в правоохранительные органы относят­ся недооценка значимости происшествия, боязнь мести преступника и нежелание огласки. Изнасилование подразделяется на гетеросексуальное и гомосексу­альное; половой акт может быть вагинальным, анальным, оральным либо сочетанием нескольких из указанных видов. Различают также индивидуальное, групповое, инцестное и садистское изнасилование. Почти в половине случаев это преступление совершается повторно. Согласно Уголовному кодексу Украины изнасилованием при­знаются половые сношения с использованием физического насилия, угроз или с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Изнасилование является чисто мужским преступлением, посколь­ку его исполнителями, согласно уголовному законодательству, могут быть только мужчины. Женщины по этим статьям привлекаются лишь в качестве соучастниц, организаторов или подстрекателей. Ве­роятно, разработчики подобного положения не могли представить себе сексуального насилия женщин над мужчинами, оставив послед­них беззащитными в подобных ситуациях. Конечно, такие случаи казуистичны, но все же встречаются, вызывая у окружающих чаще не возмущение, а шутливые замечания. Вот, например, что сообщает газета "Киевские ведомости" от 23 ноября 1996 г.: "Холостяк пригла­сил к себе в дом трех знакомых женщин. Как водится, вместе выпи­ли, закусили, побалагурили, после чего хозяин стал выпроваживать барышень. Однако подруги заартачились. Дескать, не затем мы к тебе, дорогой, пришли, чтобы лишь водки откушать, хотим испить из чаши наслаждений". После этого три замужние женщины, раздев упирающегося и вопящего холостяка, устроили ему "сеанс секса"... Прокурор, выслушав жалобу пострадавшего, ответил, что в подоб­ных случаях наше законодательство бессильно. Вот если бы он, муж­чина, надругался над подругами, тогда сидеть бы ему в тюрьме. Практически во всем мире изнасилование расценивается как одно из наиболее тяжких преступлений против личности. Подобная пози­ция обусловлена важной ролью половых отношений в жизни людей не только как источника жизни, но и как основы человеческого сосу­ществования. Тем не менее, в отдельных уголках мира до сих пор со­храняются традиции насильственных половых сношений даже между супругами (Le Vine R. A. 1959). Так, в основе воспитания мальчиков и девочек кенийского племени gusii лежит такое поведение. Любые сексуальные проявления у мальчиков то поощряются, то наказыва­ются, а у девочек — только наказываются. Женщин gusii c самого детства поощряют сексуально раздражать мужчин. В частности, пос­ле обрезания к подросткам-мальчикам приводят подростков-дево­чек, которые обнаженными танцуют эротические танцы. У мальчи­ков наступает эрекция и сильная боль в травмированных половых членах, что вызывает насмешки со стороны девочек. Вследствие по­добных воспитательных мероприятий формируется садистский тип мужчин. Даже в браке женщины яростно сопротивляются сексуаль­ным домогательствам мужа, а мужчины насилуют их, причиняя боль и унижение, и получают от этого высшее удовлетворение. В различных социальных субкультурах нашего общества, к сожа­лению, не всегда безоговорочно отрицательно относятся к подобным преступлениям. По наиболее характерным ситуациям и особенностям преступни­ков различают несколько типов изнасилований.
•    Изнасилование с целью самоутверждения в мужской роли.
•    Изнасилование в среде молодежных групп.
•    Изнасилование знакомых женщин.
•    Изнасилование на почве парафилии в виде садизма.
•    Изнасилование, обусловленное наличием психотической симп­томатики. Преступники первого типа поджидают одиноких женщин в пус­тынных местах и нападают внезапно, не вступая в контакт с жертвой. Агрессия сопровождается избиением в попытке преодолеть сопро­тивление женщины. Чтобы понять причины преступного поведения, необходимо проанализировать психоэмоциональные особенности насильников этого типа. На первый взгляд может показаться, что преступники относятся к женщинам цинично как к низшим суще­ствам. Но это не так. Они испытывают страх перед женщинами и в их присутствии чувствуют постоянную неуверенность в себе, в своих силах и способностях. Огромную роль в формировании подобных установок играет неосознанное сохранение эмоциональной зависи­мости от матери. В большинстве своем такие личности ищут женщину, обладающую психологическими чертами их матери и налаживают отношения, сложившиеся у них с матерью в детстве. В другом вари­анте основное значение имеют отношения родителей, которые ста­новятся образцом ролевых функций. И если в семье, где воспитывался преступник, мать занимала главенствующую роль, то он выбирает в жены властную женщину, а себя ставит в подчиненное положение. Таким образом, создается эмоциональная зависимость не только от матери, но и от жены, а в последующем и от женщин вообще. В то же время постоянная неудовлетворенность создавшимся положением приводит к нарастанию психической напряженности, требующей разрядки. Преступник жаждет преодолеть доминирование не кон­кретной женщины, а женщин вообще. Поэтому акт насилия призван выполнить две основные задачи: уничтожение психической зависи­мости и идентификацию с мужской половой ролью путем насилия над женщиной и психофизиологическую разрядку напряженной сдер­живаемой потребности. Именно выполнение второй задачи обуслов­ливает внезапность нападения и избиение, иногда жестокое. В момент нападения все внимание концентрируется на объекте, нарушается способность реально оценивать происходящее вокруг, иногда пренеб-регается опасность задержания. Особый интерес вызывает характерная черта таких преступле­ний — отсутствие хотя бы кратковременного контакта между на­сильником и жертвой. Дело в том, что при малейшем контакте про­является стойкая эмоциональная зависимость от женщин и он перехо­дит в подчиненное положение. Соответственно о насилии не может быть и речи. Именно исходя из этого большинство средств массовой информации, затрагивая тему изнасилований, часто советуют жерт­вам попытаться вступить в контакт с преступником. Для данного типа изнасилований это самый эффективный прием, хотя осуществить его сложно из-за внезапности нападения. В ряде случаев основная задача изнасилования состоит не столько в утверждении своей мужской роли, сколько в унижении женщин с целью разрушить столь значимый для себя образ женщины и обрес­ти эмоциональную свободу. Ибо известно, что глубинной психоло­гической причиной любого преступления является несвобода. И чем выше степень несвободы, тем выше вероятность совершения преступ­ления. Указанный вид изнасилований можно проиллюстрировать таким случаем. 1111^ Испытуемый Ш., 28 лет. Обвиняется в изнасиловании и удовлетворе­нии половой страсти в извращенной форме. 4 августа ночью в своей квартире Ш. изнасиловал Р. и удовлетворил страсть, заставив ее взять половой член в рот, затем принудил ее прика­саться губами и языком к своему анальному отверстию. После этого за­ставил Р. пить его мочу, а когда ее вырвало, удовлетворил свои естест­венные потребности на голову и тело потерпевшей. Наследственность психопатологией не отягощена. В детстве рос и развивался без особенностей. За хулиганство состоял на учете в инспек­ции по делам несовершеннолетних. Трижды судим за кражи. Женат, де­тей нет. Правильно и последовательно вспоминает о событиях в период инк­риминируемого деяния. В тот день выпил немного пива. Заявляет, что все совершалось "по согласию", ни к чему не принуждал. Категоричес­ки отрицает насилие со своей стороны. Утверждает, что потерпевшая за­явила на него потому, что он отказался уплатить ей требуемую сумму. Спокоен, сдержан, соблюдает дистанцию, считает себя психически здо­ровым человеком. О содеянном рассказывает кратко, неохотно, уклон­чиво. Память, интеллект не нарушены, эмоционально-волевые функции сохранны. Групповые изнасилования происходят преимущественно в среде молодежных групп и могут быть сгруппированы в несколько типов. К первому относятся изнасилования так называемых общих девочек, которые в силу различных обстоятельств добровольно или насиль­ственно были вовлечены в деятельность преступной группировки. Подобным жертвам свойственно безволие, слабохарактерность, фи­зическое и моральное давление со стороны других участников груп­пы. Многие из них неоднократно подвергаются сексуальному наси­лию как отдельными лицами, так и группой лиц. В большинстве случаев изнасилование обусловлено не столько патологической по­требностью в насилии или гипертрофированной сексуальностью, сколько стремлением следовать традициям микросоциальной среды, самоутверждаться и самореализовываться в различных асоциальных формах. Большая роль в завлечении и подавлении жертв принадлежит другим девушкам, участвующим в жизни группы. Из них выделяют девушек, имеющих интимные отношения с лидерами группировки, их микросоциальный статус зависит от авторитетности партнера. Стремление повысить свою роль в группе заставляет их, часто в воз­расте 13-15 лет, понравиться лидеру. Эти провоцирующие действия необходимо учитывать при определении вины за вступление в поло­вую связь с несовершеннолетними в случае привлечения к уголовной ответственности. Еще один тип в молодежных группировках составляют девушки со склонностью к делинквентному поведению, с твердым характе­ром, от которых ничего не добиться без их желания. Они вступают в половую связь только с тем, с кем хотят, и тогда, когда хотят, но ак­тивно склоняют, а порой и принуждают к этому других участниц группы или девушек со стороны. Они пользуются авторитетом в группе, не " колятся" в милиции, а часто даже лжесвидетельствуют по делам об изнасилованиях или других преступлениях. Другой вид групповых изнасилований — изнасилования ранее не­знакомых девушек, совершаемые в ходе совместного проведения до­суга. Важным моментом в совершении изнасилования такими груп­пами является позиция их лидера. Часто это психопатизированная личность с выраженной агрессивностью, имеющая явные или скрытые патологические насильственные или сексуально-насильственные де­виации. В подавляющем большинстве члены группы — конформные, лег­ко подчиняемые личности, слабовольные и безынициативные. Сами они никогда не решились бы на изнасилование, но участвуют в нем, стремясь сохранить свою принадлежность к группе. Чем ниже уро­вень развития личности, тем выраженнее стремление к объединению в группу, где можно почувствовать себя более комфортно, уверенно, используя групповую солидарность для утверждения своего "Я". Характерной особенностью группы является пониженная критич­ность и повышенная агрессивность, основанная на социальном зара­жении. Группы, совершающие изнасилования, крайне редко создаются специально для сексуальной преступной деятельности. Чаще всего заранее преступление не планируется, а побуждение совершить изна­силование возникает внезапно, при благоприятном стечении обсто­ятельств. Благоприятные условия возникают, когда жертва оказыва­ется наедине с преступниками при малой вероятности помощи со стороны. Подобной ситуации во многих случаях способствует легко­мысленное и сексуально провоцирующее поведение потерпевших. 31 июля 1994 года около 19 часов М. (20 лет), П. (18 лет), В. (15 лет) и К. (15 лет) на территории Центрального ботанического сада АН Ук­раины встретили ранее незнакомых четверых подростков: двух юношей и двух девушек. После краткого совместного времяпровождения двое из них ушли. С четырьмя обвиняемыми остались 14-летняя Света и ее друг А. Обстоятельства показались благоприятными, и было решено осуще­ствить с девушкой насильственный половой акт. Действовали преступ­ники согласованно и с распределением ролей. М. находился рядом с А., чтобы тот не мог воспрепятствовать противоправным действиям. В это время К., применяя физическое насилие и высказывая угрозы в адрес Светы, находясь с ней вдвоем среди деревьев и кустарников вне зоны ви­димости А. и М., толкнул потерпевшую в спину. Когда она упала на зем­лю, К., удерживая рукой ее за голову, разжал челюсти, сдавливая их с обеих сторон пальцами, преодолевая сопротивление потерпевшей, ввел половой член ей в рот и помимо ее воли совершил насильственный поло­вой акт в извращенной форме. Невзирая на просьбу потерпевшей отпус­тить ее, К. настаивал, чтобы она вступила в половую связь с другими членами преступной группы. В случае отказа пригрозил для разговоров с ней позвать еще шестерых своих знакомых, которые находятся побли­зости в ботаническом саду. Реально воспринимая угрозы К. и опасаясь применения физического насилия, потерпевшая не могла оказать ему ак­тивного сопротивления и он помимо ее воли во второй раз ввел половой член ей в рот и совершил еще один насильственный половой акт в извра­щенной форме. После этого к потерпевшей направился В. и сразу потребовал, что­бы она вступила с ним в половую связь и легла на землю. Получив от­каз, В., применяя физическое насилие, преодолевая сопротивление по­терпевшей, рывком положил ее на землю и, чтобы она не кричала, од­ной рукой надавил ей на горло, а другой снял с потерпевшей шорты и плавки. Затем, преодолевая сопротивление потерпевшей, В. раздвинул ей ноги, после чего совершил насильственный половой акт в естествен­ной форме. Следующими к Свете подошли М. и П., но, по просьбе последнего, М. предоставил возможность ему первому совершить насильственный половой акт, а сам отошел в сторону ожидать своей очереди и вести на­блюдение за окружающей обстановкой. В этот период он и был задер­жан работниками милиции. В подобных групповых изнасилованиях особая роль принадле­жит лидеру группы, которым в приведенном случае выступает двад­цатилетний М., обладающий психопатическими чертами характера. Известно, что в 1991 г. он перенес черепно-мозговую травму, после чего у него появилась нервозность, раздражительность, перепады на­строения, нарушения сна. По характеру обидчивый, порой взрывчатый, пытался резать вены после ссоры с девушкой. В 1993 г. наблюдался уп-сихиатров, лечился в психиатрической больнице, жаловался на плохое настроение, не мог спокойно разрешить свои конфликты с близкими. Чтобы вывести себя из этого состояния, принимал много лекарств, алко­голь. В начале 1994 г. снова проходил лечение в психиатрической боль­нице. В процессе следствия свое участие в изнасиловании отрицал (он действительно сам не насиловал). При психологическом исследовании держится свободно, доверитель­ный тон отвергает. Личностной сфере свойственна стеничность, актив­ность жизненных проявлений, общительность, быстрая адаптация к ме­няющимся условиям, эгоизм, обидчивость, внешне обвиняющий тип ре­агирования, вспыльчивость в конфликтных ситуациях. Остальные члены группы категорически отрицали факт насилия и утверждали, что потерпевшая сама согласилась вступить с ними в поло­вую связь. У них, а особенно у 15-летнего В., ярко выражены естествен­ные возрастные реакции группирования со сверстниками, эмансипации, самоутверждения. В последние годы отмечается резкое возрастание участия женщин в различных преступлениях, в том числе в изнасилованиях. В отдельный тип групповых изнасилований относятся случаи с ведущей ролью де­вушек в преступных действиях. Такие преступницы чувствуют сни­жение своего социально-психологического статуса и моральное пре­восходство соседок, соучениц, бывших подруг. Именно последних преступницы и выбирают на роль жертвы, чтобы, унизив их, поднять себя в собственных глазах. Они приглашают ничего не подозреваю­щих девушек в компанию, предварительно представив их как лиц легкого поведения, неразборчивых в половых связях. Нередко сами подсказывают участникам группы, как изощреннее унизить и истя­зать потерпевших, сами принимают участие в насилии, принуждая потерпевших к перверсным половым действиям. Нередко на след­ствии они указывают, что хотели отомстить потерпевшим за якобы нанесенное оскорбление, их раздражало, что потерпевшие "строили из себя недотрог" и т. п. Никакого сочувствия, жалости преступницы к жертвам не ощущают, наоборот, испытывают определенное удов­летворение. Для подобных личностей свойственен высокий уровень агрессии, мужские черты характера, склонность к лидерству, жестокость, эмо­циональная холодность, колебание самооценки с тенденцией к повы­шению. 1111^        14 лет, Н., 14 лет, Р., 14 лет. Обвиняются в избиении и изнасило­вании несовершеннолетней Иры. В сентябре, в дневное время, Ф., Р. и Н. после повторного избиения изнасиловали несовершеннолетнюю Иру. Р. и Н. удерживали потерпев­шую, помогая Ф.(единственному среди обвиняемых лицу мужского по­ла) насиловать. Ф. является единственным ребенком в семье, обладает психопатичес­кими чертами характера, отличается вспыльчивостью, конфликтностью, драчлив. Учится плохо, состоит на учете в инспекции по делам несовер­шеннолетних. Склонен к бродяжничеству, неоднократно задерживался, совершал самопорезы рук. Рассказывает о случившемся крайне неохот­но, отрывочно. При этом замкнут, обидчив, отворачивается, замыкает­ся в себе. При настойчивых расспросах раздражается, вспыльчив. На­строение неустойчивое, эгоцентричен. Внешне спокоен, контакт активно не поддерживает, к доверительному тону беседы не расположен. Позна­вательные интересы не развиты, общая осведомленность невысока, сло­варный запас беден. Индивидуально-личностные особенности: конформность, общитель­ность, стеничность, активность, вспыльчивость в конфликтных ситуаци­ях, низкая эмотивность, неразвитая способность к сочувствию, сопере­живанию. Характерны естественные для его возраста реакции группи­рования со сверстниками, эмансипации, стремление к самореализации, признанию со стороны окружающих. Обращает на себя внимание большое сходство психических особен­ностей Р. с Ф. Она тоже обладает психопатическими чертами характера, старшая из двух детей, училась плохо, пыталась выпрыгнуть из окна, при задержании совершала самопорезы в области предплечья. Из-за бродяжничества состоит на учете в ИДН. Отрицает свою помощь в изна­силовании. Контакт поддерживает, к доверительному тону не располо­жена, на субъективно неприятные вопросы легко раздражается, повыша­ет голос, дерзит, активно защищается. Заявляет, что потерпевшая сама виновата, так как "слишком много болтает", жалости к ней не испыты­вает, так как она ей " не родственница и не подруга". Накануне изнасилования открыто похитила серьги у Н. (тоже со­участницы преступления). Индивидуально-личностные особенности: активность, общительность, лидерские тенденции, эгоизм, настойчи­вость, упрямство. В эмоциональной сфере — низкая эмотивность, обид­чивость, застреваемость на отрицательно окрашенных переживаниях, раз­дражительность, вспыльчивость, склонность к демонстративным формам реагирования в конфликтных ситуациях. Н. пребывала в школе-интернате для малообеспеченных. Учится нор­мально, на учете в ИДН не состоит. Себя характеризует робкой, впечат­лительной, доброй. Рассказывает о случившемся кратко и неохотно, свое поведение в момент преступления объясняет влиянием подельников. Стенична, общительна, обидчива, эмоционально неуравновешенна, лег­ковозбудима, вспыльчива, склонна к внешнеобвиняющим формам реа­гирования в конфликтных ситуациях. Многие изнасилования, осуществляемые при благоприятном сте­чении обстоятельств, не носят группового характера. В этом случае преступники не ищут жертву, не поджидают ее, умысел у них может возникнуть внезапно. Как правило, истоки таких импульсивных дей­ствий преступников следует искать в детстве. Возможно, они воспи­тывались в неблагополучных семьях или интернатах в условиях жесто­кости и насилия, регулярно подвергались побоям и насмешкам, часто и внезапно уходили из дома, проявляли немотивированную агрессию, прогуливали уроки, участвовали в кражах, употребляли спиртные на­питки. Подобные условия создавали постоянную эмоциональную на­пряженность, требующую периодической разрядки в виде различных импульсивных реакций. Жертвами указанных преступлений становятся женщины различ­ного возраста, попадающие или создающие благоприятствующие преступлению условия. Им свойственна излишняя доверчивость, нео­смотрительность, неспособность объективно оценивать обстановку. Такие импульсивные действия могут быть направлены также на изнасилование представительниц другой социокультурной общнос­ти. С одной стороны, движущим мотивом этих преступлений являет­ся презрительное и даже враждебное восприятие чужой националь­ной группы, что делает ее представительниц приемлемыми объекта­ми насилия. С другой — подобное поведение можно расценить как попытку самоутверждения и утверждения своего национального превосходства путем унижения представительниц чужого народа и таким образом — всего народа. Особо ярко такие преступления реализуются в военное время ок­купантами на захваченной территории, причем часто изнасилования заканчиваются убийствами. Подобными сообщениями из бывшей Югославии и из Чечни изобилуют средства массовой информации. В составе этой категории преступников различают насильников отвергаемого типа, которые в силу физических или психических де­фектов не могут рассчитывать на установление контактов с женщи­нами. Основную массу таких преступников составляют олигофрены в степени легкой дебильности, ибо нормальная женщина вряд ли до­бровольно согласится вступить в половую связь с лицом, обладающим низким интеллектом и неряшливым внешним видом. Они совершают преступления внезапно в связи с обстоятельствами, субъективно рас­цениваемыми как благоприятные. Однако в силу интеллектуальной недостаточности преступления совершаются в ситуациях, заведомо обреченных на установление и задержание насильника. Возрастной спектр потерпевших широчайший — от малолетних до престарелых. Следы преступления чаще всего не скрываются, но в ряде случаев из­насилование сопровождается убийством, особенно если жертва была несовершеннолетней. Будучи задержанными, олигофрены категорически отрицают из­насилование, мотивируя половой акт добровольным согласием по­терпевшей, или не могут дать никаких объяснений происшедшему. Именно к этой группе принадлежит олигофрен в степени легкой дебильности, восемнадцатилетний Р., который обвиняется в изнаси­ловании несовершеннолетней Ю. в извращенной форме. Наследственность Р. психопатологией не отягощена, в школу пошел в семь лет. Окончил девять классов общеобразовательной школы, од­нако, как сообщает сам испытуемый, в школе он не учился. Его перево­дили из класса в класс, хотя не научился ни читать, ни писать. В школь­ные годы состоял на учете в ИДН, привлекался к уголовной ответствен­ности по ст. 206. Со слов брата, Р. рос и развивался нормально, ранее у психиатров не лечился. Соматоневрологическое состояние без особенностей. Психическое состояние: в ясном сознании, ориентирован всесторон­не. Фон настроения ситуационно снижен, обеспокоен своим нынешним положением. На вопросы отвечает по существу, настаивает, что в поло­вую связь вступал "по согласию". Эмоционально лабилен, аффектирует­ся при неприятных для него вопросах. Неумение читать и писать объяс­няет трудностями школьного материала и тем, что "не было желания". Мышление конкретизированное, тугоподвижное, переносный смысл, подтекст не улавливает, суждения поверхностные. Продуктивной психо­тической симптоматики не обнаруживает. Склонен к реакциям обиды, отмечаются негативистические тенден­ции. Запас знаний крайне скуден, представления о мире примитивны, словарный запас очень беден, наблюдаются трудности в словесном оформлении ответов. Познавательная активность низкая, процессы обобщения и отвлечения снижены. В личностной сфере отмечаются черты незрелости, низкая самооцен­ка, повышенная обидчивость, ранимость, склонность переживать обиды во внутреннем плане, трудности в установлении межличностных контак­тов, неуверенность в себе. К отвергнутым лицам могут принадлежать также полноценные мужчины, обладающие непривлекательной внешностью и не пользу­ющиеся популярностью у женщин. Сексуальная фрустрация создает постоянное психическое напряжение, способствует психопатизации и патологическому развитию личности. Поэтому при возникновении благоприятной ситуации бывает трудно отказаться от возможности ею воспользоваться, что часто завершается изнасилованием. У таких преступников часто вырабатывается нагло-настойчивый стиль пове­дения с женщинами, дающими минимальные основания рассчиты­вать на половую близость. Так, 26 января в 21.00 при остановке электропоезда на платформе Лесничество находившийся в состоянии алкогольного опьянения П. (34 года) с целью изнасилования, применяя физическую силу (сдавли­вая шею руками), заставил К. выйти из вагона электропоезда на плат­форму. Находясь на платформе, испытуемый потребовал от потерпев­шей, высказывая в ее адрес угрозы физической расправы, чтобы она вступила с ним в половую связь в естественной и извращенной формах. После этого, продолжая наносить ей удары руками в область лица и ту­ловища, угрожая убийством, завел К. в лесопосадку, где совершил с ней половые акты в естественной и извращенной формах. После совершения преступлений П. открыто похитил вещи К. и ушел, оставив ее в лесопо­садке. Наследственность психическими заболеваниями не отягощена. В дет­стве отмечались явления ночного энуреза, состоял на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. Образование — восемь классов, ПТУ по специальности слесарь-тракторист. Работал грузчиком, так как " больше платили", окончил курсы водителей. В армии не служил из-за явлений энуреза. В 1980 г. привлекался к уголовной ответственности по ст. 141 ч. 2, ст. 206 ч.2 УК, обвинялся в том, что, находясь в нетрезвом состоя­нии, в ночное время в безлюдных местах поджидал женщин, избивал их, требовал вступления с ним в половую связь. В ходе следствия была прове­дена судебно-психиатрическая экспертиза (СПЭ). Во время обследования на вопросы отвечал с раздражением, озлоблен, в поведении отмечалась демонстративность, эмоциональная несдержанность, раздражитель­ность, вспыльчивость, обнаруживал признаки психопатии, ограничен­ный запас знаний при хорошей ориентировке в практических житейских вопросах. Был признан вменяемым и осужден на шесть лет лишения сво­боды в ИТК усиленного режима. Освободился в 1986 г. Женат не был, проживал с несколькими сожительницами. Подвергался административ­ному наказанию на 15 суток. В ноябре 1987 г. осужден по ст. 100 УК, ос­вобожден в ноябре 1993 г. В ходе следствия пояснил, что познакомился с девушкой в электрич­ке, разговаривали о мелочах, угощал ее сигаретой. На станции вытянул ее за руку из вагона, якобы она начала его целовать, а потом царапать­ся. Он схватил ее за горло, избил, грозил задавить, совершил половой акт. К. начала целовать его живот, взяла его член и укусила, за что П. ее ударил. Девушка голая убежала, а испытуемый с вещами потерпевшей сел в электричку, где был задержан работниками милиции. Последовательно сообщил о себе сведения, не обнаруживая грубых расстройств памяти. Алкоголиком, психически больным себя не считает. Поясняет, что с его стороны было немного наглости, так как самостоя­тельно никто под него не ляжет, а поведение потерпевшей говорило о том, что она согласна была с ним идти и совершить половой акт. Отме­чает у себя тягу к изнасилованию женщин, не может длительное время жить с одной женщиной. Эмоционально лабилен, критические способности сохранены. Обна­руживает признаки психопатии, признан вменяемым. В последние годы значительно возросло количество изнасилова­ний, в которых преступник и жертва были знакомы по работе или со­вместному проведению досуга либо познакомились на улице, в рес­торане и т. п. В осуществлении подобного изнасилования большую роль играет поведение женщины, имеющее выраженный виктимный характер. При анализе таких случаев может создаться впечатление, что потерпевшая сама всячески способствовала совершению пре­ступления. Она может добровольно прийти в дом к малознакомому мужчине, флиртовать, оставаться на ночь, не отвергая или даже по­ощряя ласки и поцелуи. В некоторых случаях преступник и жертва ранее вступали в половую связь. Потерпевших можно разделить на две группы: к первой относят женщин, которые не отдавали себе отчет в своем поведении или не­адекватно оценивали ситуацию, ко второй — женщин, поведение ко­торых является осознанной или бессознательной сексуальной игрой, в которую вовлекается мужчина. Следует отметить, что ко второй груп­пе относится подавляющее большинство потерпевших. Примеры по­добной игры могут встречаться на дискотеке, когда женщина всем сво­им видом и поведением побуждает конкретное лицо пригласить ее на танец, но получив приглашение — отказывается от него. В ряде случа­ев игра заходит значительно дальше — поведением женщина убежда­ет в своей готовности к интимной близости, но в самый последний момент отказом наносит мужчине эмоциональный удар. Осознанной или подсознательной целью женщины является психологическое удов­летворение, получаемое от эмоциональных страданий мужчины и пе­реживания им чувства сексуальной неполноценности. Со стороны женщины такого рода поведение можно объяснить как психический садизм. Если ситуация этим исчерпывается, то не наступает никаких юридических последствий. Однако в ряде случаев мужчина восприни­мает отказ от близости как кокетство либо не желает оставаться в пси­хологическом проигрыше и принуждает женщину к совершению поло­вого акта, лишая ее запрограммированного "вознаграждения". После этого со стороны женщины следует обвинение в изнасиловании и она все же получает психологическое удовлетворение от мужского пора­жения. Иногда, чтобы получить моральное право на месть, женщина провоцирует мужчину на оскорбления и агрессию. Привлекаемые к ответственности насильники считают себя по­терпевшей стороной, и небезосновательно. В ряде случаев возникает вопрос: а было ли изнасилование вообще? У части потерпевших можно предположить наличие мазохистс­ких тенденций и скрытое желание быть объектами насилия, грубос­ти, унижения и жестокости. И поскольку для того, чтобы мужчина совершил эти действия, необходимо сопротивление, женщина часто бессознательно старается попадать в подобные ситуации либо созда­вать их. Однако после изнасилования и получения удовлетворения включаются социальные механизмы реагирования, начинаются пе­реживания и женщина требует наказания насильника. В подобных ситуациях нужно крайне взвешенно решать вопрос о привлечении мужчины к уголовной ответственности, так как женщина в действи­тельности стремится к половому сношению, а ее сопротивление на­правлено на придание этому сношению необходимой ей специфики. В большинстве случаев мужчина не подозревает о внутренних по­буждениях женщины. Впрочем, у этой проблемы есть и другая сторо­на. Среди мужчин существует распространенное мнение, что каждая женщина мечтает быть изнасилованной, и именно этим заблуждени­ем они пытаются оправдывать свои насильственные действия. Особо необходимо остановиться на вопросе лжеобвинений, когда подается заявление об изнасиловании, которого в действительности не было. Ю. Антонян и А. Ткаченко (1996) приводят перечень при­чин, побуждающих к ложному обвинению. Иногда женщина обвиня­ет своего бывшего мужа с целью лишить его прописки и избежать раздела жилплощади и имущества. Некоторые подают заявление об изнасиловании, чтобы принудить обвиняемого к заключению брака, получить материальные блага путем шантажа или из мести на почве ревности. Подавая заявление, женщины пытаются доказать жениху или родителям потерю девственности, оправдать в глазах родствен­ников и знакомых беременность или аборт. Порой подать заявление принуждает муж, узнавший о половом сношении жены с другим муж­чиной. На даче ложных заявлений сказывается также правовая неосве­домленность. Пытаясь принудить партнера к заключению брака, женщины должны знать, что дела об изнасилованиях не могут пре­кращаться по заявлениям потерпевших. Некоторые предполагают, что изнасилование дает право на получение материальных благ от государства — пенсии по инвалидности, квартиры и т. п. Популярными объектами ложных обвинений в изнасиловании в настоящее время в Украине являются богатые люди — преуспева­ющие предприниматели и бизнесмены. С одной стороны, целью мо­жет быть шантаж "насильника" и получение "жертвой" денег, с дру­гой — дискредитация и тюремное заключение предпринимателя в интересах его конкурентов. В этом случае именно конкуренты явля­ются организаторами подставной "пострадавшей" и последующих обвинений, от них она и получает материальное вознаграждение. Консультативно-медицинское заключение может даваться по за­просам адвоката обвиняемых и органов обвинения или следствия на ос­новании изучения представленных материалов. Ставится задача в пределах представленной в материалах информации ответить на сформулированные вопросы. Понятно, что каждая заинтересованная сторона задает только выгодные ей вопросы или формулирует их с целью получить более благоприятный ответ. Поэтому заключение может выглядеть очень уж в пользу обвиняе­мых, если оно содержит ответы на вопросы защиты, задачей которой было отыскать максимально выгодные для подзащитных аспекты данного дела. Кроме того, предоставленный материал часто очень ограничен, чтобы на его основании можно было сделать выводы, вы­годные именно инициаторам запроса. Изнасилования, обусловленные психотической симптоматикой насильника, не связаны с сексуальными девиациями или перверсиями. Такие преступления совершают преимущественно больные шизофре­нией, часто не понимающие, что творят, подчиняясь галлюцинатор­ным указаниям либо в силу бредовых расстройств. Этих преступни­ков чаще других задерживают и привлекают к уголовной ответст­венности из-за игнорирования опасности, оставления следов на месте преступления, неумения быстро и надежно скрыться в силу своей пси­хической неполноценности. В других случаях на бредовой почве формируется паралогичная сис­тема, оправдывающая и даже требующая совершения актов насилия. В подобных случаях преступления тщательно планируются и совер­шаются серийно. Главной целью является не получение полового удо­влетворения, а реализация определенного символического смысла.
» Поиск
» Статистика

18.206.15.215

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

» Карта

free counters
» Форма входа
Copyright MyCorp © 2019Конструктор сайтов - uCoz